Выберите девиз к 60-летию Зеленограда:

Учредитель: Префектура ЗелАО г. Москвы Учредитель: Префектура ЗелАО г. Москвы

"ЧТО ВИДНО СО СПУТНИКА"

Лента новостейВСЕ »
Мероприятия скоро!
Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
10
26

Мероприятия 26 апреля

Закрыть

Архив мероприятий »
Будущие мероприятия »

План мероприятий префектуры »

— О том, что Москва создала Зеленоград как эксперимент и что это была дань западной моде, говорят до сих пор. Я считаю, что в данном случае речь шла не об эксперименте, а о решении совершенно конкретной проблемы. Советскому Союзу надо было завоевывать позиции в мире в Области электроники как с точки зрения обеспечения собственных потребностей прежде всего в сфере обороноспособности, так и обозначения своего места на мировом рынке. После Второй мировой войны, после колоссальных темпов развития на нашей планете различных видов вооружения наше государство не имело права заниматься становлением и развитием собственной электроники.

— А существует версия, что к этому был причастен работавший на советскую разведку американец Берг.

— Зеленоградцы, имеющие отношение к истории города, разделились на две группы. Первые, их меньшинство, считают, что некие завербованные американцы создали нам отечественную электронику. Другие убеждены, что отдельные руководители, СССР, к которым относят и уважаемого Александра Ивановича Шокина, бывшего министра электронной промышленности, понимали, что необходимо создавать общесоюзный центр электронной промышленности, и были очень настойчивы в достижении этой цели. В Зеленограде был открыт институт, готовящий специалистов-электронщиков, начали работать научно-исследовательские институты и опытные заводы. Созданные зеленоградскими учеными и апробированные на предприятиях города разработки передавались для серийного производства на заводы, расположенные во всех республиках бывшего СССР.

Ну а в том, что Зеленоград является полигоном для проведения множества экспериментов, есть несколько причин. Первая - город привлекателен и удобен для московских властей в смысле проведения экспериментов, так как расположен на замкнутой территории, не имеющей общей границы с Москвой. Мы же - анклав, окруженный Московской областью. Это в свое время и породило необходимость создания всей собственной инфраструктуры и городского хозяйства, скопированных с такого большого города, как Москва. Например, в Зеленограде есть предприятия, которых нет ни в одном другом столичном округе. Второй момент, его я считаю главным, это желание администрации нашего округа проводить эксперименты. Мы не боимся быть, как говорится, первопроходцами.

— Но по крайней мере один эксперимент провалился. Речь идет о первых земельных аукционах...

— Результат этого эксперимента должен быть один из двух: либо считать целесообразным продажу земли в частную собственность, либо нет. Получилось, что мы не получили ни то, ни другое. И прежде всего потому, что эксперимент был ограничен во времени. Он проводился в течение года, а этого маловато. Отрицательно сказались и такие моменты: очень жесткие условия при подборе участников аукциона, высокие стартовые цены. Но и это не главное. Результат был бы положительным, если бы мы, как говорится, на него были объективно нацелены. Вот говорят, что не было инвесторов, земля никому не нужна. Это неправильно. Желающих купить землю было много, но участвовало в аукционе мало инвесторов. Почему? Потому, что условия конкурса не позволяли к нему нормально подготовиться. А произошло это потому, что ни его организаторы, ни инвесторы не имели опыта.

Эксперимент этот прекращен, но мое твердое убеждение, что через некоторое время к нему нужно вернуться. Ведь инвестиционная привлекательность московской земли велика. Велико и желание предпринимателей ее купить.

— Другой эксперимент, который сейчас у всех на слуху, связан с изменением системы оплаты на городском пассажирском транспорте: с установкой в автобусах турникетов. Как, на ваш взгляд, он проходит?

— Во-первых, хочу сказать, что к нему мы вместе с фирмой "Смарттехнолоджи" (сейчас это ОАО "Солярус") шли не один год. Задумка появилась еще тогда, когда ее сотрудники освоили новую систему проезда в метро, А сотрудничество началось с момента, когда по поручению Юрия Михайловича Лужкова разрабатывается проект с оздания "карты москвича". По ней можно вносить различные платежи, а также она несет в себе практически все сведения о ее владельце, по которым его личность может быть идентифицирована, например, налоговыми, пенсионными органами, ГИБДД... С этим мы справились: в Зеленограде успешно работает ряд платежных систем. А вот проблема низкой собираемости оплаты за проезд на автобусах как-то сначала оставалась в стороне. Хотя и понимали, что от ее решения зависит многое. Во-первых, если бы за проезд собиралось больше денег, можно было бы обновить автобусный парк. Стыдно признаться, но тогда из 240 имеющихся в Зеленограде автобусов пятьдесят процентов были полностью изношены, есть машины с пробегом миллион километров! А Мосгортранс, обновляя столичные парки, обходил Зеленоград стороной. Во-вторых, из-за постоянных поломок на линию выходило ограниченное количество машин, а отсюда столпотворения на остановках.

В такой ситуации, понятно, нельзя было идти на эксперимент в масштабах всего нашего округа. Поэтому вместе с Управлением транспорта вышли на правительство Москвы с предложением начать эксперимент с одного автобусного маршрута.

— Анатолий Николаевич, какова была реакция населения на это новшество?

— Мое опасение, что зеленоградцы будут категорически против, к счастью, не оправдалось. Хотя недовольные были. И сейчас их стало больше, потому что проезд по карточкам с использованием турникетов действует на половине всех городских маршрутов. И проблем стало больше. Они связаны не только с очередями пассажиров, желающих войти в автобус, а опять же с дефицитом машин плюс пока тормозит дело неотработанная система продажи проездных карточек. Закавыка и в том, что сегодняшние размеры посадочных площадок на остановках из-за увеличения времени посадки не могут одновременно "принимать" два и более автобусов. Нужна их реконструкция.

— А это большие деньги, ведь остановок в округе не один десяток. И взять их неоткуда. Где же выход?

— Сейчас мы прорабатываем вариант, чтобы устанавливать турникеты при входе на так называемые узловые посадочные зоны. А в перспективе будет реализован и такой проект. И предполагаем начать его со станции Крюково, на которую прибывают электропоезда и где сходится очень много автобусных маршрутов. Люди, желающие отправиться в поездку, заходят через турникет в эту зону, где могут пользоваться услугами магазинов, кафе, киосков и так далее, и беспрепятственно, без очередей садятся на любой вид транспорта.

— Когда проводится любой эксперимент, то городские власти, депутаты, предприятия и организации бросают все силы, чтобы он, как говорится, пошел в гору. Ощущаете ли вы помощь?

— В первую очередь во всех наших новшествах нас поддерживает мэр Юрий Михайлович Лужков, а это многое значит. В данном эксперименте ощутима помощь городского Управления транспорта. Так, под этот проект в этом году мы получим новых автобусов столько, сколько не получали за последние несколько лет.

— Анатолий Николаевич, а экономически оправдан эксперимент?

— Ну как он может быть оправдан, если льготников в Зеленограде пятьдесят два процента? Ведь сейчас только десять процентов пассажиров платят за проезд. Округ недополучал тридцать восемь процентов. Отсюда, я уже говорил, изношенные автобусы плюс низкая зарплата водителей. Кстати, мы испытываем в них большой дефицит. Словом, транспорт - убыточный бизнес. Ежегодно наше автопредприятие получает из городского бюджета около ста миллионов рублей на покрытие убытков от пассажирских перевозок. Если мы соберем эти деньги (а получим мы их стопр оцентно), то нам удастся сделать не только транспорт безубыточным, ной появятся средства на его развитие. А если еще будет изменена система реализации льгот на проезд и бюджетные деньги будут поступать адресно, то дело пойдет совсем хорошо.

— Сейчас проблема номер один в общероссийском плане — жилищно-коммунальная реформа. Эксперимент по ее отработке вновь выпал на Зеленоград...

— Об этом пока рано говорить. В конце августа этот вопрос выносится на обсуждение правительства Москвы, будут приняты документы, тогда и возьмемся за дело.

Скажу лишь, что успех в проведении жилищно-коммунальной реформы на девяносто процентов зависит от правильной работы с населением. Допустим здесь ошибки — население не примет реформу ЖКХ. Поэтому считаю, что нельзя сейчас говорить о переходе на стопроцентную оплату населением услуг. Ведь речь идет о тех обслуживающих организациях, которые должны получать за оказываемые ими услуги средства в таком объеме. Но получать их они должны из нескольких источников: от населения и государства в виде, с одной стороны, льгот тому, кому они положены, а с другой стороны, в виде жилищных субсидий. Вот этого сегодня и не происходит.

Реформа ЖКХ состоит как бы из двух основных блоков. Первый — это реформа платежей. Нужно заставить платить за услуги всех. При этом бедный должен платить свою часть (он может даже платить меньше, чем сейчас), а государство ему помогать. А богатый — стопроцентно. Второй блок касается изменения системы управления ЖКХ в части повышения его эффективности. Сейчас всем "заправляют" дирекции единого заказчика. А почему? Почему не товарищество собственников жилья (ТСЖ), нанявшее какую-то другую управляющую компанию? Или не домоуправление?

Кстати, Юрий Михайлович категорически настаивает на том, чтобы в ближайшее время при переходе на новую систему платежей в городе быстрее создавались условия, позволяющие жителям самостоятельно выбирать поставщиков жилищно-коммунальных услуг.

— Знаем, что у вас существует на этот счет свое мнение.

— Дело в том, что сегодняшние условия и существующая законодательная база, на которых базируются ТСЖ, не демонстрируют потенциальным участникам преимущества этого объединения. И поэтому я не хотел бы проводить кампанию, когда, как говорится, поголовно загоняют людей в товарищества. У нас в Зеленограде есть только одно ТСЖ. А, например, в ЦАО их около сотни. Но там это оправдано спецификой округа: множеством небольших домов с большим количеством нежилых площадей. Дело в том, что там, где есть возможность сократить собственные расходы на оплату коммунальных услуг за счет эффективного управления нежилыми помещениями, входящими в состав ТСЖ, имеется возможность их широкого распространения. У нас таких условий нет. Кого сейчас заинтересуешь многоэтажными домами, построенными индустриальным способом, без нежилых помеицений?

Почему и этот эксперимент проводится в Зеленограде? Да потому, что мы давно и серьезно занимаемся жилищно-коммунальным хозяйством. Без ложной скромности хочу сказать, что такой системы начисления субсидий и оплаты коммунальных платежей через единый счет сегодня нет не только в других округах, но и в регионах России. Мы имеем для этого в расчетных центрах солидную компьютерную базу, необходимые сетевые коммуникации.

Конечно, реформа ЖКХ — дело сложное и пока не до конца понятное. Считаю, что главное здесь — найти правильный стержень в работе с населением. Потому что оно воспринимает реформу по-разному, и в основном с опаской и недоверием, Словом, эксперимент этот непростой, но мы к нему готовы.

— Эксперименты экспериментами, но прежде всего Зеленоград — столица отечественной микроэлектроники. Не утеряны ли эти позиции сейчас?

— В этом плане позиции города не только сохранились, ни и приумножились. Зеленоград — это сегодня единственное место в России, где работают уникальные научно-производственные комплексы электронной промышленности, выпускающие изделия в области высоких технологий.

Но я помню и тяжелые времена. После 1991 года в первую очередь пострадало производство, поскольку оно, во-первых, ориентировалось на отечественную технологию, которая не слишком была развита. Во-вторых, не стало государственного оборонного заказа, а значит, предприятия оказались без государственной поддержки. Резко сократилось и число работающих на заводах людей — с пятидесяти с лишним тысяч до двенадцати-тринадцати тысяч. В результате к 1992 году объемы выпуска прод у кции сократились почти в десять раз.

Так как все в городе было подчинено обеспечению нормальной работы электронной отрасли и чтобы не потерять уникальные предприятия, российское и московское правительства, администрация Зеленограда, обеспокоенные ситуацией, приняли меры для стабилизации ситуации. Федеральные власти, например, выделили средства на погашение задолженности по оплате за электроэнергию. Существеннее была помощь столичного правительства. Это и финансовая поддержка, и разработка комплекса мероприятий, способствующих становлению НИИ и зародов отрасли, и принятие московского закона о создании в Зеленограде территориально-промышленной зоны с особым статусом. Последнее было, на мой взгляд, наиболее важным. Дело в том, что согласно этому закону предприятия за счет московской доли налогов на свою деятельность имели возможность реинвестировать, не уплачивая налоги, эти средства в развитие производства. Это позволило остановить процесс сокращения численности работающих, сохранить все базовые технологии, правда, за исключением электронного машиностроения.

И результат не замедлил сказаться. В прошлом году объем выпускаемой продукции по сравнению с докризисным, 1990 годом был увеличен на двадцать процентов. За последние три года темпы роста объемов производства в сопоставимых ценах колебались от двадцати пяти до пятидесяти процентов, а в первом полугодии этого года составили пять процентов. Поэтому сейчас мы говорим не о выживании электронной отрасли, а о ее развитии, движении вперед.

— В этом году московской системе управления десять лет. Как вы оцениваете ее эффективность?

— В системе московской власти я работаю три года. И пришел в нее уже тогда, когда она сложилась. Мне сложно говорить о том, какие преимущества дало укрупнение 32 районов в 10 округов. В Зеленограде ничего не изменилось. Но то, что система управления в Москве стопроцентно эффективна, с этим, как говорится, не поспоришь.

Процесс ее развития медленными, но верными шагами привел к передаче больших прав районам, их самостоятельности. К этому процессу у меня отношение положительное. Более того, мы у себя в городе это делаем, опережая директивы, поступающие из правительства. Когда те, кто выступает против передачи полномочий управам, говорят, что, мол, у них появятся свои бюджеты, а значит, они как бы оторвутся от префектур, потеряется взаимосвязь, я готов с ними спорить. Если есть нормально выстроенные взаимоотношения на территории, если имеется одинаковое понимание задач и проблем округа, то неважно, кто кому подчиняется. Главное, чтобы дело спорилось.

— Вы уже сказали, что есть специфика в управлении анклавной территорией. В чем она заключается?

— А я вам скажу, что мы порой остаемся в решении проблем сами по себе. А поэтому вынуждены иметь в Зеленограде все для собственного выживания. Но это ни в коей мере не говорит о нашем местном сепаратизме. Кстати, многие сейчас против приведения в соответствие московского законодательства российскому, в том числе и в вопросе местного самоуправления. Если здесь ничего не менять, то нам нужно избирать органы самоуправления в округе. И так как мы имеем статус города, то должен вы бираться и его мэр. Хорошо ли это? С одной стороны, хорошо, а с другой — я понимаю, чем это чревато. Пока Юрий Михайлович и я, чиновники государственной и муниципальной службы, — разумные руководители, можно выстроить любые взаимоотношения и ничего не поменяется. Тем более что у нас для самоуправления территории округа, еще раз повторяю, многое есть. Но не дай бог завтра придут к власти те, для которых главное не интересы людей, а политика и собственные амбиции. И они скажут: давайте отделимся от Москвы. Вот поэтому я категорически против выборов мэра Зеленограда. Да и жители, уверен, поддерживают меня в этом плане. Они прекрасно понимают, что в столице действуют совершенно другие социальные нормы для населения, чем, например в Московской области. Это и так называемые лужковские надбавки к пенсии, и несравнимые с другими городами условия медицинского обслуживания, социального страхования... Словом, получается, что мы нужны Москве, а она — нам. Но это не исключает в то же время в некоторых вопросах нашей полной автономии.

— Не можем не вспомнить о трагедии, которая недавно случилась в Зеленограде, — убит ваш первый заместитель. Вы, ваши подчиненные испытываете давление криминальных структур?

— Никогда никакого давления не было и нет. Наш город в плане криминального разгула резко отличается от других округов. В Зеленограде никогда не было бандитских группировок, громких преступлений. Таково положение и сейчас. Поэтому убийство моего заместителя у нас не укладывается, как говорится, ни в какие рамки. Занимаясь Экономикой и финансовой деятельностью в интересах зеленоградцев, конечно, он не мог не наступать на чьи-то интересы.

"ТВЕРСКАЯ, 13", 1-7 августа 2001г. №31 (459)

Беседу вели Наталья ВДОВИНА, Лев ЧЕРНЕНКО и Владимир СТУКАЛОВ