Учредитель: Префектура ЗелАО г. Москвы Учредитель: Префектура ЗелАО г. Москвы

ИНТЕРВЬЮ ГАЗЕТЕ "41", №38 ОТ 1 ОКТЯБРЯ 2010 Г. "ВЕКТОР ОСТАЕТСЯ НЕИЗМЕННЫМ: КОМФОРТ И БЕЗОПАСНОСТЬ ЗЕЛЕНОГРАДЦЕВ"

Лента новостейВСЕ »
Мероприятия скоро!
Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
5

Мероприятия 5 сентября

Закрыть
6

Мероприятия 6 сентября

Закрыть
7

Мероприятия 7 сентября

Закрыть
8

Мероприятия 8 сентября

Закрыть
9

Мероприятия 9 сентября

Закрыть
11
12

Мероприятия 12 сентября

Закрыть
15
Закрыть
18
20
22

Мероприятия 22 сентября

Закрыть
25
26

Архив мероприятий »
Будущие мероприятия »

План мероприятий префектуры »

 Префект А.СМИРНОВ встретился с журналистами газеты «Сорок один» и ответил на актуальные вопросы, касающиеся жизни округа.

– Вы уже 10 лет у руля Зеленограда. Насколько изменился вектор проблем, которые приходится решать?

– Вектор не меняется. Он один – постараться сделать все, чтобы в городе было комфортно жить, была возможность максимально организованно преодолевать какие-то внешние проблемы, типа аномальной жары нынешнего лета.

А задачи, естественно, меняются. Мог ли кто-нибудь 10 лет назад говорить о появлении национальных приоритетных программ по здравоохранению, образованию? О развитии информатизации, о модернизации экономики, да и вообще всей жизни страны? 10 лет назад задачи соответствовали своему времени, сегодня во многом изменилась политика государства, соответственно, формируются новые требования. Кроме того, в городе есть свои текущие задачи, которые изначально формировались на базе проблем, существовавших ранее, но сейчас многие из них уже решены, и вопросы переходят в новую стадию. Например, те же пятиэтажки: сегодня программа выполнена, можно обратиться к другим заботам. Но что вчера было суперважным и перспективным, сегодня оказывается не настолько актуальным или, напротив, требует более продуманного и тщательного подхода.

Вот характерный пример: 7-8 лет мы серьезно занимались информационными технологиями, хотели попробовать построить некий информационно-технологический рай в отдельно взятом регионе России. Но задача оказалась нерешаемой: невозможно абстрагироваться от всей остальной страны, от процессов, которые в ней происходят. Сегодня появился интерес к этой теме со стороны государства, и было решено не торопить решение задачи в глобальном смысле, а пытаться реализовать отдельные ее элементы, которые потом можно было бы безболезненно встроить в общегосударственный подход.

Так что надо говорить не об изменении вектора, а об изменении характера задач.

– Вам не кажется, что город стал более аполитичным?

– Это тенденция всего государства, и тому есть причины. В целом определилось политическое устройство страны, противоречия, а тем более конфликты, основанные на идеологии, на разных политических платформах, стихли.

Но, наверно, это является и результатом нашей работы. Меняется тон обсуждения острых вопросов. В начале 2000-х годов это был тон жалоб и недовольства со стороны населения и оправдания со стороны власти, а сейчас это нормальный рабочий диалог. Например, встречи с населением по тем же «народным гаражам». Это не крик: «Вы там опять что-то нафантазировали, а о народе не думаете!», а предметное обсуждение конкретных вариантов. В конечном итоге, выслушав аргументы, мы можем и отказаться от каких-то планов. Вы помните пример по мкрн 15, когда меня убедили, что «народный гараж» там не нужен. Мы поняли, что в этом гараже разместятся не местные жители, освободив проезды около домов, а кто-то из соседних районов. Значит, скученность транспорта здесь не уменьшится, а даже увеличится.

Это пример того, что в плане взаимоотношения населения и власти обстановка изменилась в лучшую сторону. Это доказывает даже такое мероприятие, которое мы поначалу проводили с опаской: шествие в День города. Напомню, что в юбилейный год мы давали предприятиям квоты, чтобы собрать людей. А уже следующий год показал, что никакие квоты не нужны, люди сами хотели идти, приходилось даже вводить ограничения. В нынешнем году – абсолютно рекордное количество участников праздника. Это говорит о том, что людям хочется общаться, они спокойны, принимают то, что происходит. Мы знаем, что к зеленоградцам на наш праздник приезжают родственники из Москвы, из области. Для зеленоградцев, как для нас, руководителей города, очень важна оценка со стороны.

– Зеленоград считается городом удачных экспериментов. Ожидают ли нас какие-нибудь нововведения?

– Пока нам достаточно начатого, того, что нужно довести до конца.

– Может быть, в малом бизнесе?

– В таких серьезных делах все имеет конкретные временные рамки и быстро не делается. То, что мы начали делать 10 лет назад в плане поддержки малого бизнеса, продолжается. Надо признать, не всегда удается идеально нарисовать модель, просчитать период завершения работы, ее апробации и получения практического результата. Процентов на 90 на это влияют внешние причины, от нас практически не зависящие. Например, Специализированная территория малого предпринимательства (СТМП). Если бы не изменилось законодательство, не появились новые регламенты инвестиционного строительства, мы сегодня построили бы уже вторую очередь на 40 000 кв. м. Проект СТМП был рассчитан нами достаточно точно, но пока не реализован именно в силу внешних причин.

Есть некие задумки в области технологий, образования, в системе ЖКХ. Но говорить о каких-то экспериментах в период еще не закончившегося кризиса просто неразумно. Мы сейчас боремся за то, чтобы при строительном развитии города все-таки получить право финансировать те объекты, которые мы считаем приоритетными. Это более весомо и дорого, чем какие-то игрушки в эксперименты.

Что касается промышленности, то мы продолжаем реализацию принятых проектов, в том числе Особой экономической зоны, стараемся получить особый статус для действующих предприятий и контракты на новые технологии в микроэлектронике. Цель одна – сохранить основу, экономику, производство. Вот если в рамках этих планов проклюнется что-то новое, оригинальное, то, что вы, журналисты, и называете экспериментом, – с удовольствием примем новшество.

Главную, на мой взгляд, проблему нам удалось решить: согласно Генплану Зеленоград остается именно городом, а не спальным районом Москвы.

– Вы упомянули, что некоторое время назад если и не затормозили, то перестали педалировать развитие информатизации в округе. А сейчас стало известно, что как самостоятельные проекты «Электронный округ» и «Электронная Москва» просуществуют еще два года, а с 2013-го они станут частью единой федеральной программы «Электронная Россия». Но оригинальных, интересных наработок в округе достаточно много. Будут ли они использованы в новых условиях или получается, что мы зря «бежали впереди паровоза»?

– В этом-то и беда «экспериментов». Когда в области информатизации превалировал стиль «натурального хозяйства», каждый субъект, каждая территория делали в этой сфере, что могли и как умели, в меру своих желаний и потребностей. Но сейчас, когда тема приобретает государственное звучание, зачем «рвать узду» и городить то, что вскоре все равно придется перестраивать под общие стандарты?

Кстати, проект «Электронная Россия» существует давно, только он не был профессионально проработан и практически не реализовывался. Сегодня ситуация меняется, и важно не столько экспериментировать, создавая что-то новое, сколько больше общаться, слушать. Обмен информацией позволяет видеть общие перспективы, тенденции и строить свою политику уже в соответствии с ними.

Конечно, я жалею, что в свое время приостановился на пути информатизации школ. Мы имели право на лидерство, а сегодня, если мы и не отстаем, то несколько других округов Москвы идут наравне с нами. Но, кстати, это значит, что происходит нормальный процесс выравнивания.

Еще одна тема, которой нужно заниматься – система наблюдения на магистралях. Это не только камеры видеонаблюдения, но и автоматизированные системы управления светофорами, и т. д. Они ведь создаются не только для того, чтобы побольше штрафов взять с нарушителей, – такие системы реально помогают организовать более безопасные и комфортные режимы движения.

Что же касается наших наработок в сфере информатизации, то, надеюсь, при выработке общих стандартов они будут приняты во внимание. Ведь у нас много интересных решений и просто полезного опыта в реализации таких проектов, как ЕИРЦ, «одно окно» и ряда других.

– Зеленоградский опыт действительно во многом говорит сам за себя. Но зачем же тогда начат проект «силиконовой долины» в Сколково?

– Сложно ответить… Всем, знающим Зеленоград, сегодня кажется, что с гораздо меньшими государственными затратами и с большей эффективностью можно было бы использовать нашу базу. Вообще, сегодня, пожалуй, пока еще нет точного представления себе, что такое «инновационный центр Сколково». Если говорить о создании некоей концентрации мозгов, технологий, систем подготовки специалистов, причем выполненной с использованием самых современных научных достижений, единичных подходов (например, строительство энерго-
сберегающих или вообще автономных домов), – все можно было сделать в Зеленограде.

Тем не менее, если проект будет успешно реализован, вряд ли Сколково станет конкурентом Зеленограду. Напротив, два высокотехнологичных инновационных центра могут и должны быть полезны друг другу, обмениваться технологиями, разработками, продукцией. Возможно, какие-то из зеленоградских идей или фирм перекочуют в Сколково, если там будут предложены лучшие, чем у нас, условия – и наверняка какие-то уйдут, так как преференции там предполагаются весьма привлекательные (хотя официально они пока не оформлены). Это нормальные процессы, и мы будем радоваться за Иванова Ивана Ивановича, который раньше располагался в зеленоградском Технопарке, а теперь работает в университетских лабораториях Сколково, его продукция известна всему миру и приносит миллионы долларов. В газете «41» его портрет опубликуем, напишем: наш, зеленоградец!..

Вот только по срокам не вполне понятно, как и когда этот проект будет реализован. К примеру, дорогу Москва – Санкт-Петербург на участке до Клина должны были построить еще в 2009 году: известны технологии, финансовые схемы, готов проект. Но сегодня уже 10-й год заканчивается, а строительство еще не началось. Или –
особая экономическая зона «Зеленоград». Как проект она оформлена в 2006 году, но первое здание, то есть фирма, ради которой создавалась ОЭЗ и которая, в ответ на обеспечение особых условий, должна дать стране реальную продукцию, появится там, в лучшем случае, в конце следующего года. 5 лет прошло! И, я подчеркиваю, это в лучшем случае. Представляю, сколько нужно времени, времени, чтобы в чистом поле все это реализовать?

– То возникают, то затихают слухи про «легкое метро» в Зеленограде…

– Не слухи. Официально идет проработка этого вопроса. В конце года на Градостроительный совет будет предложен предпроектный вариант трассы метро. Существует несколько его вариантов, если какой-то из них будет принят как основной, и по нему начнутся проектные работы, это будет означать, что метро будет обязательно.

– Ваше отношение к запрету продажи крепких спиртных напитков после 22.00?

– Все сделано правильно. И есть уже конкретные положительные результаты. Например, намного спокойней стало на площади около Торгового центра в 3-м мкрн. Раньше была неуправляемая ситуация, общественная тусовка, которую с давних пор устраивали студенты по пути в общежитие. Парапет, на котором лежит грязная столешница, битые бутылки, кучи мусора… И если человек не болен алкоголизмом и способен адекватно воспринять ситуацию, то спокойно отнесется к такому ограничению.

Вообще, на мой взгляд, наиболее действенной мерой стала бы продажа спиртного только в специализированных магазинах. Но в России это крайне сложно сделать. Хотя исторически более пьющая Финляндия с этой проблемой справилась.

– Анатолий Николаевич, идет повышение цен на продукты. Насколько это связано с недобором урожая или жару используют только как оправдание? Отразится ли повышение цен на обеспечении продуктами питания учреждений социальной сферы – детсадов, школ, больниц?

– Безусловно, неурожай скажется на ценах. Если говорить о составляющих роста цен, то возник природный фактор, который всем ясен. Но есть и другое предположение: спекуляция. Отмечу, что ни производители, ни розничная сеть не используют эту ситуацию для собственной наживы. И это позитивный момент. И говорить, как обыватели, что вот, мол, спекулянты стараются нажиться, некорректно. Ходят еще слухи, что помол муки идет из урожая прошлого года, а не этого, но цена на хлеб  все равно растет и т. д. Мы с вами знаем, что не всегда подорожание исходной продукции является единственной причиной повышения цен. В качестве другой и достаточно веской причины выступает ажиотажный спрос. Яркий пример этого – повышение цен на гречку в некоторых регионах в 2-3 раза! И возникает такое ощущение, что народ наслушался Малахова и еще кого-то и стал усиленно питаться гречкой. Сегодня же ситуация такова: я постоянно имею возможность сравнивать цены на основную группу товаров в разных магазинах в диапазоне изменения цен за неделю. По сахарному песку отсутствовал рост цены: она либо держалась, либо даже снижалась. Такие товары, как мука, рис, хлеб разного вида, овощи – в одних магазинах становятся дороже, в других дешевле. Вывод прост: рынок сам себя регулирует. Менеджер из «Седьмого континента» сказал, что у них нет в продаже гречки по предложенной посредником цене. Они ищут поставщика, который согласился бы отдать крупу по той цене, которая будет устраивать покупателя. Как видите, рынок работает, а розничные предприятия торговли начинают бороться за своего постоянного покупателя. Также приводились примеры, когда искусственно снижалась торговая наценка – от традиционных 10-15% до 4-5%. То есть магазин работал практически без доходов только для того, чтобы удержать цену и своих покупателей. А если прогнозировать будущие цены на продукты питания, то они дальше будут расти однозначно.

Что касается второй части вопроса – Москва обладает необходимым запасом продовольствия и делает дополнительно закупки в достаточном объеме. Эти дополнительные закупки как раз предназначены для социальной сферы обслуживания. Продукты будут поставляться тем учреждениям, которые готовят питание для больниц, школ, детских садов, санаториев и т.д. Эти социальные услуги бесплатны, и цены тут никак не отразятся на потребителях. В этом плане можно не волноваться: дефицита продуктов питания в учреждениях социальной сферы Правительство Москвы просто не допустит.

– Вы упомянули «Народные гаражи». А как, на ваш взгляд, складывается реализация этой программы в столице и Зеленограде?

– Сейчас каких-то окончательных выводов нет и быть не может. В Москве она очень по-разному развивается. Это естественно. Там, где гаражи крайне необходимы, начало строительства сопровождается 100%-ным наполнением по заявкам, предварительным соглашениям. Там, где человеку просто негде держать свою машину – где от одного дома до другого рукой подать, – там иного выхода нет. Для таких владельцев «Народный гараж» – реальное спасение. А там, где еще не созрела необходимость с индивидуальной точки зрения потребителей приобрести машино-место в гараже, заявок поступает очень мало. Подчеркну, что у большинства автовладельцев в Зеленограде такая необходимость пока отсутствует. У нас, худо-бедно, люди находят места для парковок на улице. Вот к какому интересному моменту мы пришли: машина перестала быть целью жизни работающего человека. Она стала оборотным средством наравне с телевизором, холодильником, стиральной машиной. И люди стали относиться к личным авто совсем не так, как это показано в старом фильме «Берегись автомобиля»: обязательно закрывать в гараже, ставить сигнализацию, блокираторы, капканы. Поэтому мотивации у человека скорее бежать и застолбить машино-место в возводимой этажерке у него нет. Помните, как пророчески предвидели эту ситуацию наши сатирики Ильф и Петров: «Машина не роскошь, а средство передвижения»? В Зеленограде сейчас строится 8 объектов по программе «Народный гараж». Я надеюсь, что с вводом первого из них и постепенным заполнением ситуация изменится в лучшую сторону. Хотя это трудно прогнозировать. Например, сейчас заполняемость гаражей в Москве составляет в среднем 20%, а в прошлом году была 12%. Но и у нас тоже ситуация складывается по-разному. Удачно выбранное место, конечно, гарантирует успех. Как, например, на месте снесенной четырехэтажки в 4-м мкрн. Там машино-места уже на 100% заняты автовладельцами. Такая же позитивная ситуация отмечается и в гараже у ПОКа: почти 100%-ная занятость. А вот в 8-м мкрн востребовано только 36% машино-мест. Я считаю, что это вызвано неудачным расположением гаражей. Зато в 20-м мкрн гаражи возведены в идеальном для жителей месте. Думаю, что в целом первые гаражи нам удалось все-таки расположить удачно. А по остальным будут проблемы. Мне кажется, они возникнут из-за того, что программу «Народный гараж» мы начали вести спешно, скомканно, не продуманно. Необходимо было бы добавить к ней немножко смысла, учета специфики места и мнения жителей. Но ведь и люди разные. Немало таких, которые вначале заявили о своем желании стать владельцами машино-мест, а потом передумали и отказались. Этот вносит дополнительные трудности при наполняемости объектов.

– О готовности округа к чрезвычайным ситуациям. Недавние трагические события (в марте – в московском метро, в сентябре – на рынке во Владикавказе) показали, что тщательно подготовленные целевые террористические атаки предотвратить крайне трудно. Что-то в округе делается в этом направлении?

– Конечно, то, что находится в рамках нашей компетенции, мы делаем в полном объеме. Вообще-то, напрямую это прерогатива не наша и даже не милиции, а спецорганов. Но в наших силах (и в наших обязанностях) выставить некий первый рубеж обороны. В первую очередь, контроль ситуации на производствах, в жилых секторах. Если вы помните, начиналось все со взрывов жилых домов в Москве, когда были использованы бесхозные подвалы. Мы тщательно следим за недопущением посторонних в подвалы и на чердаки, отслеживаем брошенный и подозрительный транспорт, который может быть использован террористами, обеспечиваем первичные меры безопасности на массовых мероприятиях. Люди уже не удивляются тому, что в места большого скопления народа можно пройти только через металлоискатель. Конечно, стараемся решать и другие вопросы. Например, бывали раньше ситуации, когда жизненно важный для города инженерный узел охраняла одна старушка в телогрейке. Мы добились того, что теперь на ключевых городских объектах установлена сигнализация, работает профессиональная охрана. Создаем условия для работы МЧС, пожарных частей, решаем вопросы с техникой, помогаем наладить нормальные взаимоотношения с другими организациями.
Еще раз повторю – все, что зависит от нас, мы делаем в полном объеме, и эти мероприятия реально работают. Это полностью подтвердила недавняя проверка готовности округа к предотвращению чрезвычайных ситуаций и ликвидации их последствий. Единственное замечание, которое было высказано – у нас нет современного пульта управления. Штабная машина, оснащенная всем необходимым, в округе имеется, со своими задачами вполне справляется, но морально она устарела. Честное слово, мне было бы легче узнать, что при проверке сплоховал кто-то из моих подчиненных, чем услышать такой упрек. Будем думать, как приобрести эту машину в ближайшее время. Также ставим вопрос о строительстве вертолетной площадки в округе.

Но, конечно, не берусь сказать, кто из руководителей может поручиться, что на его территории не произойдет теракт. Действительно, такие тщательно планируемые, хорошо профинансированные акции предотвратить сложно, а на нашем уровне и невозможно, и не входит в нашу компетенцию. Этим профессионально и целенаправленно занимаются ФСБ, разведка.

– Вам наверняка, хотя бы изредка, приходится выполнять распоряжения, которые вы считаете, так скажем, не совсем продуманными. Характерный пример – программа вертикального озеленения, которая необходима для каменных джунглей центральных районов Москвы, а не Зеленограду. Как вы с этим справляетесь?

– Даже если что-то делается не совсем так, как мне кажется разумным, в конечном итоге все равно это направлено на улучшение комфортности в городе. Конечно, если не можешь повлиять на какие-то процессы, решения, это не добавляет положительных эмоций. Тогда тратишь силы не на то, чтобы дело делать, а на то, чтобы найти объяснения, почему все происходит так, а не по-другому. И самое трудное – объяснять это людям. Я люблю встречи с населением, считаю их очень полезными и с удовольствием провожу. Но когда приходится убеждать людей в том, в чем сам не очень-то убежден, конечно, внутренне я переживаю. Но дисциплина есть дисциплина. По счастью, такие ситуации все же исключение.

– Мы пережили ужасное лето с аномально высокой температурой, пожарами, смогом, серьезно отразившимися на здоровье людей и экономике страны. Лесное хозяйство вновь оказалось неготовым к борьбе с огнем. Какие меры, на ваш взгляд, необходимо принять, чтобы ликвидировать последствия прошедшей стихии и в будущем избежать столь крупных проблем?

– Основная беда всего лесного хозяйства страны заключается в том, что была разрушена система, существовавшая в советские годы. И сейчас главная задача – ее восстановить, создать заново материальную, техническую и содержательную базы лесхозов.

Последствия этого лета требуют немедленного внесения изменений в законодательство социальной сферы, здравоохранения, образования. Нужно четко прописать в законе, чтобы выполнялись неукоснительно требования к руководителям предприятий по безопасности труда. Например, запретить работать производству, на котором нет надлежащей системы кондиционирования, где не оборудованы рекреационные зоны для реабилитации рабочих, не проводятся лечебно-профилактические мероприятия.

Но пока никаких предметных обсуждений и решений не последовало. Не слышно никаких дискуссий в Госдуме, на уровне специалистов, не вносятся поправки в бюджет, направленные на финансирование ликвидации последствий стихии. Покричали в прессе и затихли.

В тушении пожаров принимали участие московские подразделения МЧС, строители, работники и техника коммунальных служб города. Сейчас принята специальная программа по целевой помощи пострадавшим рай-
онам: Москва будет строить за свой счет дома для погорельцев, оплачивать работу волонтеров в составе стройотрядов по посадке нового леса в местах пожарищ. Это оптимальный вариант помощи, при котором каждая копейка целенаправленно идет на реальное дело, а не скидывается в общий котел, откуда потом неизвестно кто и куда потащит.

– 2011 год объявлен Годом спорта. Какие объекты спортивно-физкультурного назначения планируется построить в округе?

– Начнется в этом году и продолжится в следующем строительство регбийного центра. Сразу скажу, что строиться он будет тяжело. Потому что наша задача в этом году не получить полное финансирование, а, что называется, «зацепиться за объект». Ведь когда возникают финансовые трудности, решения принимаются так: не начинать строительство новых объектов, а завершать уже начатые.

Будет построен ФОК с двумя бассейнами в 14-м мкрн.

По вопросу искусственного поля для «Спутника» сейчас опять пошло оживление. Твердо не могу обещать, но пока перспективы оптимистичные. По центру технических видов спорта в Назарьево еще не утвержден проект планировки. Следовательно, говорить о сроках строительства преждевременно.

– А у вас хватает времени на спорт?

– Конечно. Почему-то возник такой образ, что я круглыми сутками на работе. У меня нормальный режим. Бывает, что приходится менять планы – все-таки масштабы работы достаточно большие, но я нахожу время для всего.

– Вы – трижды дедушка. Какие ощущения от этого? И что вы считаете еще своими достижениями в личном, семейном плане?

– Классные ощущения! Когда воспитываешь детей, многое происходит автоматически, радостные детали порой не замечаешь. С внуками же вновь ощущаешь забытое чувство общения с малышом. Но так как большая часть нагрузки по воспитанию, бытовые проблемы, всякие пеленки и горшки ложатся на плечи родителей, то бабушка с дедушкой получают только удовольствие от общения с внуками, только радостные моменты. Тем более, когда трое – разного возраста, как у меня. Двое старших нормально учатся, играют в хоккей и шахматы.

Т.КУТЫРЕВА, И.ЛАЗАРЕВИЧ, Ю.ЛАРИНА, В.КУРЯЧИЙ, А.ЕВСЕЕВ, В.СТРАВЧИНСКИЙ, В.КУТЫРЕВА