Учредитель: Префектура ЗелАО г. Москвы Учредитель: Префектура ЗелАО г. Москвы

КОНЦЕРТ ДЛЯ ДВУХ ЧАЙНИКОВ С ОРКЕСТРОМ

Лента новостейВСЕ »
Мероприятия скоро!
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
4

Мероприятия 4 ноября

Закрыть
7

Мероприятия 7 ноября

Закрыть
8
Закрыть
10
20
27
29
Закрыть
30

Мероприятия 30 ноября

Закрыть

Архив мероприятий »
Будущие мероприятия »

План мероприятий префектуры »

Концерт для двух чайников с оркестром

 Прелюдия
… Моя попытка собрать информацию о Московском автоклубе инвалидов (МАКИ) привела к совершенно неожиданному предложению: вместо того, чтобы брать долгие интервью, сказали мне, поучаствуйте-ка в нашем авторалли. Все увидите сами.
Разумеется, я согласился. Несмотря на то, что до этого сидел за рулем автомобиля всего два раза в жизни и даже справа от водителя сиживал не так уж часто. И уж конечно, раллийного штурманского опыта (понятно, что я годился только на роль штурмана) у меня тоже никакого не было.
Мой коллега, немецкий журналист Георг, работающий в Moskauer Deutsche Zeitung («Московской немецкой газете») оказался точно в такой же ситуации. Точнее, наоборот: он-то как раз и был инициатором этой сумасшедшей затеи – а я стал примкнувшим. Принципиальная разница была только в том, что Георг водит. Таким вот образом и укомплектовался наш международный германо-зеленоградский экипаж: пилот Ханс-Георг ШНААК (Берлин) и штурман Иван ЛАЗАРЕВИЧ (Зеленоград). Оба – абсолютные «чайники» в том, что касается авторалли.
Впрочем, это обстоятельство нас мало смущало. Наше дело – не триумф, а участие, оговорили мы, обсуждая предстоящее приключение. «Въезжать» в тонкости соревнований нам придется по ходу дела, в призеры вряд ли выбьемся, а машина у Георга своя, к тому же к экстриму не подготовленная. Так что, твердо рассчитываем на последнее место. Абы себя уберечь и до финиша добраться.
Итак, во что же мы влезли?
Оказывается, есть такая организация – МАКИ. Кто в нее входит – пояснять излишне: инвалиды, в основном с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата, владельцы инвалидных автомобилей (как правило, это «Ока», реже «Москвичи», «Жигули», «Запорожцы», «Волги»). Стоит отметить, что это не отчаявшиеся люди – это те, кто хотят и умеют жить полной жизнью.
И дважды в год, летом и зимой, они устраивают себе праздник: прокладывают трассы, оговаривают регламент состязаний, собирают участников – и на старт! Чемпионаты открытые, по третьей – любительской – категории. Участвовать могут все желающие, не только инвалиды.
В том году участники ралли «Надежда-2001» стартовали с Крымской набережной в Москве. 400 километров пути по дорогам Подмосковья – и финиш в Серпухове. Место финиша, кстати, выбрано не случайно: именно здесь расположен крупнейший завод по производству инвалидного варианта автомобилей «Ока».

Часть I. Ларго с экспромтом
Итак, мы на старте. В 8.00 – регистрация, затем нервные полчаса в поисках шлемов – своих у нас нет, а без них к соревнованиям не допустят. Помогли собратья-гонщики – одолжили запасные шлемы. Потом – техосмотр; все нормально, только пришлось поменять лампочку в одной из задних «моргалок». Затем я, вспомнив об обязанностях штурмана, решил поподробнее познакомиться с дорожной книгой – этаким талмудом, сплошь заполненным непонятными значками, символами и цифрами, который мне вручили при регистрации. Темный лес… Бегу за помощью к опытным гонщикам.
Блиц-курсы пройдены, хоть что-то стало понятно. Но главное, что я успел выяснить: дело водителя – крутить баранку и слушать мои команды; за ошибки на маршруте вся ответственность будет на мне. Почетно, но не радует.
Есть несколько минут осмотреться, пофотографировать. Кто-то уже успел, проехав под стартовой аркой, начать отсчет своим четыремстам километров, кто-то еще подъезжает, регистрируется. Всего 112 экипажей. Две трети участников – инвалиды; из остальных большинство – новички. Зачет по двум номинациям: общий и инвалидный. Однако полагать, что в общем зачете неинвалидные экипажи будут иметь преимущество – ошибка: здесь есть «монстры», прошедшие по пять подобных гонок. А в ралли главное – не скорость, а точность прохождения трассы. Здесь опыт важнее целых (пока еще) рук и ног.

Часть II. Адажио с ошибками
Наконец-то подошла и наша очередь въехать под стартовую арку. Нам отсчитывают последние предстартовые секунды… Поехали!!!
Через двести метров… финиш первого этапа. В чем дело? Ай-ай-ай. Оказывается, это был слалом, который мы доблестно проехали по прямой. Я не разобрался в символике… Первый блин, как водится, комом. У нашей «пятерки» появляются два дополнительных стоп-сигнала: это мои уши, горящие от стыда. Впрочем, терзаниями горю не помочь – надо исправлять ошибки. Заработав кучу штрафных очков и сразу же оказавшись на вожделенном последнем месте, едем дальше.
Дорожная книга ведет нас по Ленинскому проспекту, на МКАД – и дальше на Каширское шоссе. Поначалу ориентиры в книге прорисованы подробно, времени на первый этап дается более чем достаточно. Организаторы знают, что среди участников много новичков, и дают им возможность освоиться. Время от времени мы замечаем «наших» – машины с номерами и надписями «Надежда-2001». Это радует – значит, идем правильно. Но это обман: думать надо все же своей головой. Очень скоро случай убеждает нас, что «идти, как все» – верный способ ошибиться.
… Мы пролетели поворот на Каширу – не успели вовремя перестроиться в правый ряд. Вслед за нами еще два экипажа, понадеявшись на мое мастерство штурмана (а какое там мастерство?), повторяют тот же маневр. По счастью, времени достаточно, мы успеваем, дав крюк, вернуться на трассу и на первый контрольный пункт приезжаем даже раньше срока. Перед ним остается немного времени отдохнуть: ведь нужно приехать не позже, но и не раньше указанного времени – штрафные очки начисляются и в том и в другом случае.

Часть III. Аллегро в стиле рондо
Расстояние от ориентира до ориентира в дорожной книге прописано с точностью до 10 м. Наш спидометр не обнуляется, и к тому же отсчитывает только километры – значит, его точность ±500 м. А «разминка» уже окончена. Чем дальше, тем сложнее: ориентиры даны совсем уже схематично, километраж указан то в абсолютных, то в относительных величинах, трасса все запутаннее.
От очередного ориентира через 11 км 300 м – поворот направо. Доехали, а там, оказывается, не просто перекресток, а мост. Повернешь до – поедешь направо, повернешь после – развернешься и поедешь налево. Расстояние между двумя поворотами – 300 м, погрешность наших навигационных приборов перекрывает эти метры с гаком. Куда ехать? «Ока», идущая впереди, решительно поворачивает, не проезжая под мостом – и уходит направо. Мы следуем этому примеру и скоро теряем «Оку» из виду: ее экипаж, похоже, раньше нас сообразил, что выбрал неверную дорогу. Мы мечемся в одну, другую сторону, времени уже нет – опаздываем.
– Поехали обратно, – говорю я. Возвращаемся к злополучному мосту, выбираем другой поворот – и вскоре понимаем: мы вернулись на правильный маршрут. Но 18 минут опоздания все же зарабатываем.
Дальше – больше. Очередной этап выдался относительно легким, заблудиться было негде. Но расслабляться рано! Навстречу нам проносится одна «наша» машина, вторая… Опять сбились? Мы пока не паникуем: мало ли мы совершили своих ошибок и наблюдали чужих? Но вот уже должен появиться очередной контрольный пункт, а его нет! Притормаживаем, я лихорадочно проверяю все ориентиры, которые мы проходили. Нет, все верно: ж/д переезд, пост ДПС, светофор. А по трассе тем временем в ту и другую сторону проезжают участники ралли – в поисках этого контрольного пункта. В конце концов, вперед, командую я. Нет его – ну и Бог с ним, идем ва-банк – к следующему. Ошиблись – окажемся на щите (снимут с соревнований), угадали – мы со щитом.
Это действительно была «подлянка», устроенная организаторами: что, мол, предпримут гонщики в такой неординарной ситуации? Как оказалось, не все сориентировались – а я взял реванш за свои прежние ляпсусы.
Через несколько километров отличился уже Георг. Развилка: я ищу ориентир и не нахожу. Но мой пилот уверенно поворачивает направо.
– Мы на главной дороге, – поясняет он, – должны оставаться на ней.
Я не увидел никаких знаков, но Георг оказывается прав. Так, помогая друг другу, мы постепенно вошли в ритм гонки. При этом наши претензии на последнее место неуклонно тают, они уступают нажиму азарта и спортивной страсти.

Часть IV. Престо не просто
Режим движения в общем не сложен. Для каждого этапа в дорожной книге обозначена средняя скорость, которая, кстати, практически не отличается от предписанной ПДД: на трассе – 90 км/ч, в населенных пунктах – 60. «Убивать» машину, гоняясь на скорость, почти не приходится. Но и здесь встречаются подводные, точнее, «подколесные», камни.
Населенный пункт. Напоминаю Георгу – здесь 60. Он и сам знает, и рад бы, но перед нами трактор везет навоз. Неторопливо так везет. А по встречной полосе – поток машин. Не обогнать. Отчаянно теряем время; наконец, Георг изловчился, вырвался на простор… А как наверстать? Превышать допустимую скорость – значит, нарушать правила; за это и с соревнований снять могут. Все же приходится рисковать, и когда в обозримом пространстве нет постов ДПС, наш «Жигуль» летит под 100-110 км/ч. Кое-как наверстываем.
Очередной этап, скорость прохождения – 90.
– Сорок, не больше, – в ответ на мою команду твердо отвечает Георг. Он прав: лесная дорога, по которой мы едем, – узкая полоса из покрытых грязью бетонных плит. Раскрошенных и с торчащими концами арматуры. Азарт азартом, но машину жалко, тем более что у нас всего одна запаска. Через пару километров – «иллюстрация»: в придорожном кювете, сплошь заросшем кустарником – «Москвич». Из наших – 75-й номер. Слава Богу, все целы, даже сама машина не сильно пострадала – вокруг уже суетится народ, помогают выбраться.
– Последний скоростной, держи девяносто! – кричу я. И снова приходится отказаться от борьбы: на этот раз под колесами то, что называется «рыхлым грейдером», – относительно твердая грунтовка, усыпанная гравием. Удержать машину на поворотах безумно сложно, о скорости в девяносто при нашем опыте остается только мечтать. Некоторые экипажи идут так же не торопясь, но кое-кто поопытнее лихо нас обходит, и тогда приходится резко тормозить: в лобовое стекло летит гравий и мелкий щебень. Выбьет стекло – мало не покажется.

Часть V. Анданте со скрипом
Серпухов. Позади 10 часов в машине, 400 километров пути. Впереди – последний этап и финиш. Перед нами «хромает» старенький «Мерседес» с питерскими номерами. Громко шлепает по асфальту пробитая покрышка, высекает искры волочащийся по мостовой глушитель. Сразу вспоминается и тот «Москвич» в кювете. А ведь кто-то еще намертво «глохнул» по дороге, кто-то безнадежно сбивался с пути и потом добирался до Серпухова уже вне соревнований. И хотя это были единичные случаи – большинство экипажей добрались благополучно, мы, похоже, можем считать себя счастливчиками. Машина цела, мы тоже – и на финише. Недаром говорят – новичкам везет.
Впрочем, пока еще не совсем финиш. Расслабляться нельзя ни на минуту – уж это мы за время пути выучили, как «Отче наш». Вот он, последний этап: снова слалом, только по гораздо более сложной траектории, чем тот, который мы так лихо спрямили.
На этот раз обошлось без коллизий. Залихватски скрипя тормозами, мы выписали сложную траекторию вокруг столбиков, один из них зацепили – уже неважно, сколько там ни есть штрафа, весь наш – и умудрились точно финишировать «базой». Всё! Беглый техосмотр – и наконец мы въезжаем на центральную площадь города.

Финал апофеоз
– Заканчивает свое выступление международный экипаж под номером 85, пилот… штурман… – представляет нас комментатор.
Мы оба – два профессиональных журналиста – так и не смогли подобрать слов, чтобы описать это ощущение. Ощущение победы – пусть не в соревновании, но все-таки победы – над дорогой и над собой. Мы добрались, мы преодолели!
Приветственные речи, музыка, ужин «с дымком» из полевой кухни, первые награждения. Праздник. А впереди еще обратный путь в Москву – по счастью, уже не 400, а по прямой – 105 километров. И водители машин, на дверцах которых номера и надписи «Ралли Надежда-2001», встречая друг друга на этом пути, жмут на клаксоны. Мы сделали это, ребята! Все хорошо!
На следующий день – подведение окончательных итогов и церемония награждения. Шоколадный торт, врученный моему пилоту как «лучшему зарубежному гонщику», был некоторым лукавством – Георг был единственным из дальнего зарубежья, да и то последние он 10 лет работает в Москве. Но это неважно. Свое 63-е место (напомню, из 112 экипажей) мы все равно расцениваем, как большую удачу.
Для основного же состава участников – тех, кто организовывал эти соревнования и тех, ради кого они, собственно, проводились – этот день стал больше, чем удачей. Я ведь совсем забыл, что нашими соперниками и победителями в большинстве своем были инвалиды. Но главное – об этом забыли они сами.

Иван ЛАЗАРЕВИЧ

Новости Москвы