Учредитель: Префектура ЗелАО г. Москвы Учредитель: Префектура ЗелАО г. Москвы

НАД НАМИ ТОЛЬКО СОЛНЦЕ И БОГ

Лента новостейВСЕ »
Мероприятия скоро!
Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
5

Мероприятия 5 сентября

Закрыть
6

Мероприятия 6 сентября

Закрыть
7

Мероприятия 7 сентября

Закрыть
8

Мероприятия 8 сентября

Закрыть
9

Мероприятия 9 сентября

Закрыть
11
12

Мероприятия 12 сентября

Закрыть
15
Закрыть
18
20
22

Мероприятия 22 сентября

Закрыть
25
26

Архив мероприятий »
Будущие мероприятия »

План мероприятий префектуры »

Над нами только солнце и Бог

— Привал!
Мы без сил плюхаемся в жесткий фирновый снег. Судорожно глотаем жиденький холодный воздух, никак не можем отдышаться. Сердце стучит, как пулемет. Стоило только прекратить движение — наваливается неодолимая дремота, апатия, сознание отказывается работать. Не закрывая глаз, видим сны наяву, мороки: приходят какие-то тени, шепчут о чем-то. Об отдыхе… Этот привал уже пятый за последние 500 метров. Мы их не шли — тащились.

Два по одному меньше, чем один
Альпклуб МИЭТа существует давно, причем в ранге не только студенческого, но и общегородского — и был в свое время, надо отметить, недурным. Достаточно сказать, что в нем начинал Валерий РОЗОВ, не только трехкратный чемпион мира и тренер сборной России по скайсерфингу, но и мастер спорта по альпинизму, известный своими экстремальными экспедициями.
Увы, между теми, кто в последнее время стоял у «кормила» клуба, пробежала черная кошка. Недаром говорят: хочешь проверить людей — сделай так, чтобы им было что делить. И клубов стало два. «Зеленоградский спортивный клуб альпинизма и скалолазания МИЭТа» (Олег НАСЕДКИН) и «Зеленоградский клуб альпинистов и туристов МИЭТа» (Александр ЛИТВИНОВ). Что-то слишком уж характерная для Зеленограда ситуация в последнее время — в самых разных сферах, не только в альпинизме… Но вряд ли уместно сейчас разбираться, чей клуб более миэтовский и зеленоградский. Беда в том, что расколы еще никогда никого не укрепляли. Пополам — специалисты и спонсоры, вдвое мельче становятся замыслы и планы, а заявить о себе хочется в полный голос.
Преподаватель МИЭТа Александр Иванович Литвинов, полный решимости восстановить альпклуб МИЭТа в его былом величии, набрал молодежь — в основном первокурсников — и начал тренировки. На июль запланировали поездку группы в Кабардино-Балкарию, несколько акклиматизационных походов и восхождение на Эльбрус, посвященное 60-летию Победы. Программу начали осуществлять со всем рвением.

9 часов назад, когда мы начали восхождение, нас было 15 человек. Но уже многих прогнала вниз «горная болезнь». Кто мог — шел, кто чувствовал, что отключается — поворачивал назад. Без акклиматизации досталось всем: у кого-то раскалывается голова, у кого-то идет носом кровавая юшка, кого-то тошнит. Само по себе это не страшно, при одном обязательном условии: не геройствовать, не доводить до крайности. Не рисковать собой и другими… Вот крупный, сильный парень, мощнее всех шедший там, внизу, начинает все больше отставать… приваливается отдохнуть. Еще 50 метров — снова…
— Нет, я пойду дальше!
Но еще 100 метров — и ясно, что дальше он идти не сможет. Его подруга, которая вполне могла бы дойти до конца, уходит с ним вниз, расталкивая, тормоша по дороге — чтобы не отрубился, не заснул. Кстати, по альпинистским правилам, такой поступок зачитывается как восхождение. Если оно вообще состоялось.
Нас остается всего пятеро.


PR — pomogite romantikam
22 июня, в День памяти и скорби, был осуществлен первый официальный шаг на пути к Эльбрусу: из кургана Славы на 40-м км представители зеленоградского Совета ветеранов и военкомата взяли горсть земли и, запечатав ее в капсулу, передали альпклубу МИЭТа, для торжественной доставки на высочайшую вершину Европы.
Еще до этого Александр Иванович Литвинов развил бешеную деятельность: заручился поддержкой депутатов (с помощью депутата ГД Сергея ОСАДЧЕГО и депутата МГД Виктора ИВАНОВА была закуплена большая часть снаряжения — без этого поездка вообще бы не состоялась), договорился о спонсорской помощи с несколькими фирмами, привлек на помощь опытных инструкторов.
Но одного человека, даже самого талантливого PR-менеджера, на все не хватит. Где-то не срабатывает договоренность (партнеры обещали — да забыли!), где-то расходы оказываются выше прогнозируемых… Все это привносит оттенок какой-то недоделанности, нечеткости. Помощь молодых альпинистов, на которую рассчитывает Литвинов, существенна, но — как исполнительская. Как организатор — он в одиночестве. Конечно, кто-то помогает, но пока весь клуб состоит из одного человека, руководителя: коллектива единомышленников еще нет.
Это привело к тому, что самые активные помощники Александра Ивановича из числа студентов в последний момент ехать отказались. Более того, из-за личных проблем не приняли участия в поездке и инструкторы. Большинство команды составили люди, пришедшие в клуб в последний момент, практически случайные.

Седловина. Привал. Сил нет ни на что. Решено: дальше не идем. Не быть капсуле с землей из курганов славы на вершине, не трепетать нашим флагам на самой высокой точке Европы.
— Если вам наверх, надо бы поспешить, — это один из спасателей, которые постоянно патрулируют тропу. Да, снизу поднимается туман. Ладно хоть не слишком холодно. Но какое там наверх, никуда не хочется. Хочется спать…
Лезу в рюкзак, достаю «Сникерсы», раздаю друзьям. Грызем замерзший шоколад, запиваем ледяной водой — проклятье, недолеченный зуб заныл… Вершина рядом. 500 метров по горизонтали, 300 по вертикали. Несбыточная. Несостоявшаяся… Жуем и медленно, едва-едва приходим в себя. Вместе с сознанием просыпается чувство горечи: не смогли…

Скрипим, но едем. Но скрипим
Тем не менее упорство, с которым А.Литвинов шел к цели, все-таки принесло результат. 6 июля команда погрузилась в поезд Москва – Нальчик и отправилась в путь.
Прибытие в альплагерь «Эльбрус» дало новую пищу недовольным (а они появились почти сразу же после старта экспедиции): тут и новые непредвиденные расходы, и далеко не высочайший уровень сервиса — надо же, посуду, оказывается, приходится мыть холодной водой! К чести студентов, не все переживали по этому поводу, однако ворчуны, чего греха таить, были. Словно рассчитывали на пятизвездочный отель, а не на житье в палатках и обычную походную жизнь. Да, к этому кое-кто оказался не готов.
Перед выходом на поляну «Зеленая гостиница» (ущелье Адыл-су, около 12 км от лагеря) — задержка: ночью у одного из студентов из тамбура палатки пропал рюкзак. Сперли. Кто — так и не выяснилось. А ведь о ночном дежурстве вопрос мы задавали — получили ответ: можно, но не обязательно, ведь вы на территории альплагеря. Здесь никогда ничего не происходило… М-да. «Не происходило», видимо, давно, а времена-то изменились.
Кое-какой амуницией пострадавшего снабдили, но из-за долгих разговоров с милицией сильно опоздали с выходом. А еще тащили на себе огромный запас продовольствия, не хватало рук, приходилось «челночить». В результате к месту бивака пришли уже ночью. Воодушевления это никому не придало.
Неудивительно, что после первых восхождений — Гумачи и Виа-тау по 1-й категории сложности — несколько молодых альпинистов заявили, что они вовсе даже и не альпинисты, и покинули лагерь.

Лентяй и лошадь
Нас с детства учили шагать широко, ступать твердо, смотреть прямо. Походка вразвалочку, нога за ногу, с опущенной головой (представьте себе второгодника, идущего к доске отвечать невыученный урок) всегда считалась атрибутом бездельников, которым чужды светлые идеалы. Но, как выяснилось, что подходит лентяям, вполне уместно и для альпинистов! Единственная разница — первые ходят так неосознанно, вторые специально учатся особой технике ходьбы. Строевым шагом по горам не особенно походишь — быстро выдохнешься. «Ленивая» же походка требует минимальных усилий, практически не утомляет. Особенно если удается впасть в некий транс, вызванный монотонностью передвижения. Шаг, другой, шаг, другой, след в след, молча… голова занята своими мыслями, никаких лишних движений, никаких эмоций. Идти так можно бесконечно.
Разумеется, даже самая экономичная ходьба все-таки требует мускульных затрат. Но привалы — удовольствие нечастое (все правильно: работать пришли, а не на привалах загорать!). А перевести дыхание, смахнуть пот с лица, наконец, просто осмотреться — не все же в тропу пялиться! — нужно. Особенно если дорога в гору. Короткие минутные остановки — спасение. То ли кто-то пробует ногой камень — не качается ли, то ли кому-то потребовалось амуницию поправить — маленькая остановка, и все, не снимая рюкзаков, не присаживаясь, по-лошадиному, стоя отдыхают. Как ни коротки эти передышки, они реально помогают.
Вот и получается, что альпинист ходит, как лентяй, а отдыхает, как лошадь.

— А ведь рядом… — мы знаем, что это обманка: в прозрачном воздухе все кажется ближе — рукой подать. На самом деле еще ползти и ползти. Но ведь рядом же!
— Как хотите, а надо сделать!
Кто это сказал? Не я, и не он, и не он… Но мы даже не задумываемся над этой мистикой. Встаем, разбираем ледорубы, мотая головами, стряхиваем с себя остатки дремоты — и снова: шаг, другой, шаг, другой… остановились, подышали — шаг, другой… Ступеньки в леднике, прорубленные не нами… последние метры пути запомнились плохо.

Вот она, Западная… 5 642 метра над морем. Над нами только солнце и Бог. Радость? Восторг? Осознание исполненного долга? Ни капли. Только безмерная усталость…

Заур
Впечатление, что этот человек может все. Он держит небольшой ресторан у дороги — на разъезде к нескольким альплагерям. Хозяин нередко отъезжает по делам, и тогда правит бал его супруга — дородная, радушная Анжела. Шашлык, шорпа, хычины, лаваш — традиционные блюда кавказской кухни. Но главное — очевидное удовольствие, с которым хозяева готовы помочь. Практически во всем.
— Заур, у тебя случайно двух десятков яиц не найдется? — (это нам надоели макароны с тушенкой).
— Здесь откуда? В поселке (пос. Эльбрус, около 5 км вниз по дороге) есть… сейчас позвоню. — Звонит (да здравствует мобильная связь!). — 20 минут подождите, попейте чай, как раз ко мне человек едет, привезет.
— Заур, из твоих друзей никто в Тырныауз не едет? До зарезу надо…
— Сколько вас поедет? (Звонит.) Сейчас будет машина. Попейте чаю…
Конечно, и свежие яички, и поездка в город, и бензин для примусов — не в подарок (ну не в убыток же себе работать!). Но, как говорится, дорога ложка к обеду. Главное — что есть люди, которые не говорят «нет».
— Если вдруг какие-то проблемы — скажите, что вы гости Заура.
Я беседовал с заместителем министра Кабардино-Балкарии по делам молодежи и спорту Хакимом Расуловичем БЕДДИЕВЫМ и, в частности, спросил:
— Не секрет, что для многих русских само слово «Кавказ» ассоциируется с криминалом, войной, вообще опасностью и враждебностью. Насколько такое отношение оправдано?
— Не секрет, — в унисон мне ответил замминистра, — что для некоторых регионов Кавказа это, к сожалению, справедливо. Но только не для Кабардино-Балкарии. Мы проводим огромное количество мероприятий и республиканского, и общероссийского, и международного масштаба, и у тех, кто к нам приезжает, никогда не возникает проблем. Вы здесь желанные гости.

Время «Ч». Приблизительное
Мы вернулись в альплагерь «Эльбрус» на день раньше, чем рассчитывали — из-за непогоды. И с твердой уверенностью, что будет у нас вполне заслуженный день отдыха, а затем — митинг с кабардино-балкарскими ветеранами, торжественное добавление кавказской земли в капсулу, привезенную из Зеленограда — и на Гору. Отдыха у нас получилось три дня вместо одного.
Увы, высокие официальные лица из правительства Кабардино-Балкарии в оговоренный срок приехать не смогли. Не приехали и на другой день. Мы уже получили на складе тяжеленные горные ботинки явно советских времен выпуска и того же возраста кошки, мы уже отдохнули, а время тратим впустую. Известно, что в армии, не занятой делом, моральный дух падает… Вечерние песнопения у костра, ночные дежурства и выход на тренировку по скалолазанию немного скрасили вынужденный отпуск. Но многим из нас эта задержка вышла боком.
Наконец, долгожданный митинг состоялся. Речи, торжественное добавление кабардино-балкарской земли в нашу капсулу — и едем. Канатная дорога, дневка на «бочках». Программа акклиматизации на склонах Эльбруса, тренировочный поход к скалам Пастухова — все это из-за просрочек накрылось медным тазом. Стартуем к вершине сегодня, в час ночи. На «ура». Кто-то из студентов перед выходом обронил: если дойдем — я снова поверю в Литвинова.

— Нам нечего здесь рассиживаться, — говорит Александр Иванович. Он прав: туман, который преследовал нас уже давно, подступил к самой вершине. Отдыха, который мы заслужили, Гора не дает. Может, оно и к лучшему — расслабились бы, и кто знает, не пришлось бы нас оттуда вытаскивать. Забираем записку предыдущей группы, прячем свою. Торопливо достаем флаги Зеленограда, газеты, спонсоров… нам кажется, что мы спешим — на самом деле едва шевелимся. Кадр, кадр, кадр… флаги по рюкзакам — и мы начинаем спуск. Некогда даже наладить связь с лагерем и Москвой, сообщить, что у нас пока все в порядке.

Фанаты
Итак, 23 июля — дата первого Эльбруса в «Клубе альпинистов и туристов МИЭТа». Достигли цели не все, как было задумано, и все же достигли. Александр Литвинов, Ильнур АЮПОВ, Дмитрий ЛИСИЧКИН, Семен РЕМИЗОВ и я. Восхождение также зачтено Ирине РЕЗНИКОВОЙ.
И все-таки наши тренировки, житье на высоте 2800 м бесследно не прошли. До альплагеря мы добрались никакие; ночи и следующего утра хватило, чтобы восстановиться. Днем 24-го 10 самых неугомонных снова отправились на «Зеленую гостиницу». Нас ждали новые вершины и, по возможности, выполнение нормы 3-го разряда по альпинизму.

Чуть ниже седловины нас накрывает туман. Идем провешенной тропой, но веху от вехи не видать — ориентируемся по следам. А их много, как бы не сбиться… К счастью, наш инструктор — человек опытный, здесь бывал не раз. Через пару часов мы вышли из полосы облаков. Дышать и двигаться становится легче, хотя и кажется, что там, наверху, мы оставили последние крохи сил. На коротких привалах судорогами схватывает мышцы ног — это последствия кислородного голодания.
Мы вернулись в лагерь через 16 часов после старта.

Над пропастью не ржи
В третий раз идем на Виа-тау. Категория 2б. Самый сложный и опасный участок уже позади. Но тут здоровенный камень загораживает тропу. Перелезать его надо поверху — по-другому не обойти: справа стена, слева обрыв. В связке иду вторым — мой напарник где-то выше метров на 20, страхует меня. Друг друга мы не видим за изломом гребня, но он надежно, умело работает: выбирает жестко, висеть веревке не дает. Правда, сейчас это оказывается некстати. Веревка соскользнула с камня, плотно охватила его слева — как раз над обрывом. Наверх не пускает, пространства для маневра не дает.
— Дай слабину! — кричу я напарнику. Не слышит: мало того, что он за изломом, так еще и на самом ветру — в его ушах гремит оркестр небесных сфер. Не докричишься.
— Слабину давай! Сла-би-ну!
Нет, бесполезно. Я делаю шаг к пропасти, чтобы хоть немного освободить веревку, перекинуть ее через верх камня… Да не ослабнет рука благодетеля! Мой страхующий реагирует моментально, и веревка, резко натянувшись, снова припечатывает меня к скале. Только теперь моя задница висит над обрывом, одной ногой я упираюсь уже не в тропу, а в крошечную полочку — абы не соскользнуть, обеими руками изо всех сил цепляюсь за треклятый валун…
— Слабину дай, так твою разэдак!!! — реву я как больной слон. Воистину, просите, и дастся вам. То ли мой вопль перекрыл наконец шум ветра, то ли сами небеса доставили мою скромную просьбу по адресу. Веревка ослабла. Ф-фу… Лезу наверх с твердым намерением прибить напарника ледорубом. Хотя, собственно, за что? Он все делал как надо… На вершине, всего каких-то полчаса спустя, мы уже хохочем над этим эпизодом.
Это было последнее восхождение. Все позади. У пятерых из нас — третий разряд по альпинизму.

Эльбрус — гора коварная. Дилетантов, авантюристов он не прощает. Так сложилось, что в день нашего восхождения по одному из каналов радио прозвучало известие: на Эльбрусе третий день ищут заблудившуюся группу альпинистов. А кто мы, как не дилетанты?
Наверное, все же нет. Да, неопытные, неоперившиеся, во многом еще не готовые. Да, альпклуба как коллектива еще толком нет. Да, все мероприятие можно и нужно было организовать лучше. И тем не менее Гора нас впустила и выпустила, хоть и погрозив при этом строго.
Кто из тех, что участвовал в этом походе, останется в клубе? Кто решит, что с него хватит? Время покажет. Пока ясно одно: «Клуб альпинистов и туристов МИЭТа» все-таки есть. И будет. И дай Бог, чтобы он становился лучше, крепче, профессиональнее.

Иван ЛАЗАРЕВИЧ