Учредитель: Префектура ЗелАО г. Москвы Учредитель: Префектура ЗелАО г. Москвы

ЦЕЛИНА МАРГАРИТЫ АНТОНОВОЙ (№38 ОТ 13 НОЯБРЯ 2015 Г.)

Лента новостейВСЕ »
Мероприятия скоро!
Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
5

Мероприятия 5 сентября

Закрыть
6

Мероприятия 6 сентября

Закрыть
7

Мероприятия 7 сентября

Закрыть
8

Мероприятия 8 сентября

Закрыть
9

Мероприятия 9 сентября

Закрыть
11
12

Мероприятия 12 сентября

Закрыть
15
Закрыть
18
20
22

Мероприятия 22 сентября

Закрыть
25
26

Архив мероприятий »
Будущие мероприятия »

План мероприятий префектуры »

Целина Маргариты АнтоновойЦелина Маргариты Антоновой

Кто не бывал в казахских степях, тот не знает, что такое «бескрайний». Только море может сравниться с этим простором, а когда ветер колышет ковыль – несложно представить, что кругом – настоящие морские волны… вот только воздух не влажный и соленый, а сладкий, сухой и пыльный. 

 
Поезд, направлявшийся в казахскую степь, на крупных станциях встречали музыкой и цветами. Торжественные митинги, речи, подарки – радостное возбуждение царило на всем пути. Это был 1954 год: комсомольцы ехали поднимать целину… 
 
Время расставит все на свои места. Уже расставляет: вспоминая СССР, мы все реже применяем слова «тоталитарное государство», «застой», «дефицит». Эти морщины сотрутся. Зато останутся главные черты, над которыми время не властно. Победа в Великой Отечественной войне, восстановление хозяйства, прорыв в космос (вдумайтесь: всего через 12 лет после окончания войны наш спутник был первый в мире, а еще через 4 года – Юрий Гагарин!). И, конечно, целина. 
 
ПЕРВАЯ ПОЛОСА 
 
В эшелоне, в числе многих сотен других юношей и девушек, ехала такая же, как и все, молодая и полная сил Маргарита Ивановна. Но это она сейчас Маргарита Ивановна, а тогда была просто Рита. И, как и все, ехала не за «длинным рублем», не ради славы, а просто потому, что был комсомольский призыв, комсомольские путевки. И стране нужен был хлеб, нужно было пробуждать плодородные казахские степи. Родилась она в 1927 году в городке Кимры (на Волге, на самом севере нынешней Тверской области). В этом же городке пережила войну: немцы в Кимры не вошли, ограничились парой налетов. 
 
Им нужно было южнее – на Москву… Не дошли. А после войны Рита переехала в Москву: жила у своих родственников, работала токарем на ЗИЛе (тогда он еще назывался ЗИС – завод имени Сталина). Там познакомилась со своим будущим мужем и оттуда вместе с ним отправилась в комсомольский поход – на целину. Им – вчерашним токарям, слесарям, малярам и каменщикам, из Москвы, Ленинграда, Киева, других городов и областей – предстояло заняться совершенно новым для себя делом. Пахать, сеять, боронить, собирать урожай… Поэтому первым делом – курсы: трактористов, механиков. А затем – в степь, по разным колхозам. Палатки, раскладушки, рация для связи… Затем прибыли тракторы, и началась работа. 
 
Еще учась на курсах, после учебы непременно собирались вместе, пели, танцевали. Рита даже организовала музыкально- танцевальный кружок – не сиделось ей на месте никогда. Но тут в страду стало уже не до танцев. 
 
Рита была на «первой полосе». Это значит, что она из кабины должна была за пару километров разглядеть в поле помощника, державшего вешку, и к этой вешке ровно, как по струнке, провести свой трактор. И уж по этой борозде шли три остальные трактора: их водителям было проще. А на плугах позади тракторов сидели напарники: их задача – следить, чтобы лемехи вспахали землю ровно на нужную глубину – ни больше ни меньше. Если ошибался – «трудодни» вычитали с обоих. Экипаж, коллективная ответственность… 
 
Я РАБОТАЛ ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ, ЗАРАБОТАЛ ТРУДОДЕНЬ… 
 
– Сколько заработали? – сегодня этот вопрос не кажется странным. Капитализм – все зарабатывают, всем жить надо. 
 
А в ту пору об этом не спрашивали. И денег им не платили. Платили «трудодни» – ставили «галочки» в ведомости. Спецодеждой обеспечивали, кормили – что еще надо? А ради мелких радостей либо в колхозный магазинчик бегали, либо время от времени автолавка приезжала, там и отоваривались. А на что? А вот на эти самые трудодни: спишут за покупку из ведомости, сколько нужно – и все. Безналичный расчет, только без пластиковых карт… 
 
Конечно, не жировали. Но и не гнались за чем-то редкостным, не старались друг друга перещеголять, переплюнуть. Вот и хватало. Да и выбор-то в этих автолавках невелик был… 
 
Но были работы, за которые и трудодни не выписывали. …
 
Зарево над степью далеко, но ясно видное… Нет, это не солнце клонится к закату. Это бушует страшный степной пожар… На этот случай – бич степей – механический двор, где ночью стояли и ремонтировались трактора, комбайны, плуги, сеялки, был «опахан»: вокруг двора шла широкая полоса перепаханной земли, через которую огонь, даже если подойдет вплотную, не переберется. 
 
Поле можно новое распахать, а техника сгорит – на чем работать? Но и заново перепахивать сотни гектар земли, снова тратить семена – тоже удовольствие немаленькое. Поэтому дежурили, были начеку, смотрели в оба и днем и ночью, чтобы при малейшей опасности поднять по тревоге всех… Эти круглосуточные бдения по ведомостям не проходили. 
 
СВОЕ ВАМ НЕ НУЖНО! 
 
Уже здесь, на целине, Рита расписалась со своим женихом. За пять лет, что она провела на целине, обзавелась собственным хозяйством, родила двоих детей. И работала по-прежнему трактористом на пахоте и уборке урожая. Зимой вечерами, конечно, собирались на посиделки, на танцы; летом, в страду, было не до того: работали от зари до зари. 
 
Была уже и поездка в Москву на ВДНХ, куда Риту направили как ударницу труда. 
 
А потом началось «хрущевское раскулачивание». Никита Сергеевич решил-таки довести до конца идею исключительно колхозного крестьянства, без своих подсобных хозяйств. Налоги на частную землю, скотину, фруктовые деревья взлетели до небес. На Кубани хозяева своими руками, со слезами на глазах целые сады пускали под топор… 
 
Не легче было и в Казахстане. Маргарите Ивановне пришлось распродать хозяйство и перебраться с мужем обратно в Москву. Затем – работа и свое жилье в Зеленограде. Но это уже другая история. 
 
А свою целину Маргарита Ивановна до сих пор вспоминает со слезами. Не потому, что тогда она была молода и жизнь казалась слаще. Но было там что-то… чего уже нет теперь. Был единый народ, радость труда и осознание важности дела, которое делали все вместе.